Смеятель
Если бы тёмной ночью вам снились, сны мои снились, вы бы сошли с ума...

Сто лет уже хотела переписать из молескина этот сон, но всё было лень.

Мне приснилось, что кто-то пустил слух о скором апокалипсисе. Город, в котором я жила, как всегда был стар, малоэтажен и залит летним солнцем. В моем дворе сидели в позе лотоса двое мужчин. Один - высокий сухой старик, другой - мужчина с картины Пикассо "Девочка на шаре. Старик предсказывал апокалипсис и описывал его последствия. Мужчина с картины держал таблички с предсказаниями и ничего не говорил. Он - глухонемой.
В конце концов оказалось, что сведения об апокалипсисе - это всего лишь слух. Я перестала ждать чего-то такого стращного и пошла домой. Глухонемой пошёл со мной вместе. Когда оказалось, что апокалипсис отменяется, он перестал быть глухонемым и, кроме того, его волосы стали светлее, а черты лица изменились. Парень сказал, что его зовут Юкка и он финн.
Мы пришли в обшарпанную советскую квартиру, которая ужасно не вязалась с тем, как выглядел город. Это не была ни моя, ни Юккина квартира. Чья - не знаю. Мы долго сидели на кухне и разговаривали. Юкка говорил много, спокойно и тихо, у него оказался на удивление приятный голос. Я не помню, о чём именно мы тогда говорили, но помню, что мне хотелось говорить именно об этом.
Я спросила Юкку, почему он раньше был глухонемым и каково это. Он обиделся и вышел из кухни. Я ждала, думая, что он вернётся. Потом услышала шум воды и поняла, что он в ванной. Подойдя к двери, я спросила:"К тебе можно?" Услышала, что можно.
Когда я вошла внутрь, я увидела, что Юкка сидит на дне ванны в позе лотоса. Он стал совсем маленький, золотой, похожий на нэцке. Я смотрела на него сквозь толщу воды и видела, как он жетами зовёт меня к себе как будто из какой-то совсем уж непомерной глубины. Я раздеась и встала ногами в ванну. Вода была едва тёплая. Пока я стояла и думала о температуре воды, юкка куда-то исчез. Я искала, но так и не нашла в воде золотую говорящую статуэтку.
И проснулась.